МОДЕРНИЗАЦИЯ МНОГОПОЛЯРНОГО МИРА: ПРОБЛЕМЫ ГЛОБАЛИЗАЦИИ В ПРОЦЕССЕ РАЗВИТИЯ ПРОЕКТОВ “ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ” И “БОЛЬШОЙ БЛИЖНИЙ ВОСТОК”


Нынешний этап глобализации выдвинул необходимость конвергенции традиционного и сетевого геополитических подходов. В результате глобальной геополитической революции встала задача обеспечения эффективного функционирования многополярного мира как основы нового миропорядка.

В данном контексте представляется важным провести сравнительный анализ проектов “Евразийский Союз” и “Большой Ближний Восток”, поскольку процесс равития и модернизации данных проектов зависит судьба становления нового миропорядка.

Теракты 11 сентября 2001г. привели к активизации США на Ближнем Востоке. Уже в 2003г. администрация Дж. Буша представила проект «Большой Ближний Восток» (Greater Middle East Initiative), направленный на усиление геополитических позиций США в этом регионе. В 2011г., РФ, значительно укрепившаяся после кризиса 90-ых г.г. 20в., также выдвинула в форме Евразийского Союза проект укрепления собственных геополитических позиций, в том числе, на определенных территориях, включенных в проект «Большой Ближний Восток» (ББВ).

Большой Ближний Восток

Официально ББВ включает Арабский мир, Турцию, Израиль, Иран, Афганистан и Пакистан [1]. Однако, по мнению некоторых исследователей, проект обращается ко всем проблемам и возможностям, которые существуют на территории, простирающейся от Марокко на западе, до Индии на востоке, от Турции и Кавказа на севере, до Судана и Большой пустыни Сахара на юге, конечной целью которой является разработка комплексной стратегии действий по отношению ко всему региону [2, с.119].

Проект предусматривал установление демократической формы правления во всем Исламском мире [3, с.12]. С этой целью проект для публичного обсуждения был представлен на саммите Большой Восьмерки, а затем опубликован в газете Аль-Аят в феврале 2004г. Документ под названием «Американский Рабочий Документ для «Большой Восьмерки» (U.S. Working Paper For G-8) был подготовлен высокопоставленными чиновниками на саммите Большой восьмерки [1]. Говоря о проблемах «Большого Ближнего Востока», Роберт Харкави пишет, что «регион большей частью характеризуется отсутствием демократии, внутренней и эндемической нестабильности т.д.» [4, с.43]. Определяя комплексную программу реформ, в документе представлены три основных пункта действий: 1. Продвижение демократии и принципов «хорошего управления»; 2. Строительство «общества знаний»; 3. Расширение экономических возможностей [1]. Таким образом, данный проект предполагает комплекс мер, направленных на распространение собственной идентичности и установление гегемонии в регионе путем крупномасштабного реформирования государственного управления, обеспечения политической свободы и развития гражданского общества. Данные интеграционные процессы должны стимулировать развитие как региона в целом так и каждой отдельной страны. С другой стороны, этот процесс должен привести к формированию проамериканских треков всех трех уровней (элита/гражданское общество, народ и личность).

Однако реализация данной задачи имеет множество недостатков, одним из которых является отсутствие харизматичных  лидеров, характерных для революционного движения. В этом смысле интересно замечание Г.Почепцова, который пишет: “… В результате есть майдан, есть смыслы, но нет лидера. Лидера не только должны видеть все, но и он должен видеть дальше всех. Только так к нему возникнет доверие” [5]. Г.Почепцов излагает свои взгляды в отношении украинского Майдана, однако ситуация трафаретна и для стран ББВ. Именно отсутствие такого лидера порождает тот хаос, который мы наблюдаем практически во всех странах, где происходила “Арабская весна”. В контексте рассмотрения проблем ББВ, важным и интересным представляется изучение геополитического и геостратегического значения ББВ, которое сегодня не может не ставить регион в центр международной политики. Так, здесь сосредоточены одни из самых богатых в мире месторождений энергоносителей. В частности, три четверти всех резервов нефти расположены в 13 странах ББВ [6,  с. 184-186].

 

Евразийский Союз

С приходом в 2000 году к власти в РФ, президент В.Путин, основываясь на геополитических интересах страны и аргументируя необходимость диверсификации полюсов силы в мире, выдвинул проект создания Евразийского Союза (ЕвС). В.Путину удалось устранить угрозу распада государства и стабилизировать политэкономическую ситуацию в РФ. Параллельно развивалось стремление всячески усилить интеграционные процессы на постсоветском пространстве. Подобные попытки осуществлялись путем создания новых межгосударственных организаций, в частности, ОДКБ, ЕврАзЭС, а с первого января 2015 года начал действовать Евразийский экономический соэз (ЕАЭС), куда вошли РФ, Белоруссия и Казахстан, а 2-го января того же года присоединилась РА. Вместе с тем, в мае ожидается присоединение Киргизии.

Именно в траектории данной многовекторной политики развития президент РФ В.Путин выдвигает механизм поддержания баланса сил на международной арене и создания альтернативного полюса силы – Евразийский Союз. “Теоретики Евразийства акцентировали не только на актуальности противопоставления России-Евразии и Западной Европы, но и подчеркивали потенциальную значимость основополагающих традиционной и модернизированной триад российской ментальности: «православие – самодержавие-народность», «централизация — дисциплина — самопожертвование»” [7].

Один из основателей евразийской концепции П.Н.Савицкий обосновывает идею о том, что евразийство должно обеспечить духовный синтез восточных и западных начал, поскольку Россия является центром Евразийского континента [8]. Интересен также подход Л.Гумилева, который считает, что Россия будет спасена, только как евразийская держава и только через евразийство [9]. Евразист Н.С.Трубецкой еще в 1920г. называет космополитизм общероманогерманским шовинизмом и стремлением под идеей космополитизма распространить европейские ценности на весь мир, пытаясь нивелировать национальные культурные составляющие [10]. Таким образом, учение о евразийстве рассматривает Россию в качестве уникальной единицы, которая призвана стать альтернативным полюсом на международной арене.

Однако необходимо осмыслить современные вызовы становлению ЕвС, который предполагает охватить весь Евразийский материк, и даже выйти за его пределы. В современных общественно-политических реалиях данный Союз включает много игроков с несовпадающими нацональными интересами.

Эти аргументы привели к тому, что, реализуя real-politic, в октябре 2011г. в то время премьер-министр РФ В.Путин в качестве одного из предвыборных предложений опубликовал проект создания ЕвС. В.Путин ставит задачу сформировать модель мощного наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного мира и при этом играть роль эффективного связующего звена между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом [11]. Хотелось бы отметить, что статья В.Путина основана на идеях П.Н.Савицкого. Развивая идею о создании ЕвС, В.Путин счиатет возможным на начальном этапе конвергенцию с ЕС, а в дальнейшем и с другими региональными объедиенниями. В этой связи В.В.Путин пишет: “Два крупнейших объединения нашего континента — ЕС и формирующийся Евразийский союз — основывая свое взаимодействие на правилах свободной торговли и совместимости систем регулирования, объективно, в том числе и через отношения с третьими странами и региональными структурами, способны распространить эти принципы на все пространство — от Атлантики до Тихого океана” [11].

Таким образом, мы видим, что оба проекта направлены на укрепление геополитических и экономических интересов двух полюсов силы в лице РФ и США. Оба проекта имеют как положительные, так и негативные аспекты, схожие и различные черты. В первую очередь, различия касаются совокупности инструментов, используемых сторонами для достижения поставленных задач. Так, США и их европейские союзники на нынешнем этапе, прибегая к применению “мягкой силы”, манапулируют общественным сознанием и политическими процессами. Это обусловлено процессом трансформации однополярного мира в многополярный. В частности, в конце 20 — начале 21в.в. “гуманитарные интервенции” НАТО не встречали явного противодействия со стороны других акторов международных отношений, а ввод войск в Афганистан даже был поддержан со стороны РФ. Однако уже вторжение в Ирак без санкции ООН встретило жесткий отпор со стороны трех постоянных членов Совета Безопасности ООН (РФ, Китай, Франция), а также Германии, Италии и других стран. Тем не менее, это не остановило США и его союзников. Вместе с этим, развитие событий на международной арене, укрепление геополитических позиций РФ, Китая и других акторов мировой политики вынудили США реализовывать проект ББВ в более сдержанной манере и большее обращение к инструментам «мягкой силы», котороые привели к «цветным революциям»  на постсоветском пространстве (Грузия, Украина, Киргизия). Систематизируя “цветные революции” на постсоветском пространстве и “Арабскую весну”, предполагаем, что в их отношении предлагаем применять термин иллюзорные революции.

Мы вводим понятие «иллюзорные революции», поскольку оно, на наш взгляд, более полно, чем понятие «цветные революции» отражает суть процессов, протекающих на постсоветском пространстве, покольку сформировавшийся на постсоветском пространстве homo politicus, homo economicus манипулируется для продвижения групповых маргинальных интересов и получения экономических преференций, что исключает объективное выявление и защиту публичных интересов. Вместе с этим в данных процессах отсутствует смена общественно-политического строя, как предполагает понятие «революция» в классическом смысле.

С 2010г. процесс демократизации и либерализации Ближнего Востока стал протекать в форме «Арабской весны», и продолжается по сегодняшний день. Таким образом, Запад стремится устанавливать и распространять собственное влияние «снизу», посредством формирования положительного имиджа у гражданского общества и приведения к власти оппозиционных лидеров. При этом, последние события в ББВ свидетельствуют о том, что они зачастую становятся инициаторами смены власти в тех странах, где местная элита не поддерживает их, что приводит (пример Сирии, Ирака, Ливии и т.д.) к тяжелым трагических последствиям: гражданская война в Сирии продолжается по сей день и вряд ли закончится в обозримом будущем. Это способствовало развитию политической некрофилию на междуанродной арене, чему положило начало публичное глумление над мертвым телом полковника Муаммара Каддафи. А провозглашение Исламского государства (лето 2014г.) на обширных территориях Сирии и Ирака от Алеппо до Багдада расширило некрофилию (расстрел журналистов перед камерами детьми). Кроме того, в результате асимметричных и латентных развитий выявились неоосманские амбиции Турции, которая путем прокси-войн разрушает армянское прстранство (развития в Кессабе, Алеппо, взрыв армянской церкви Србоц Наатакац в Дер Зоре и т.д.).

Хаотическое политическое развитие, которое продолжается более десяти лет (начиная с Иракской войны 2003г.) дает нам право рассматривать проект ББВ как инструмент реализации политики “неомальтузианства”, основателем которого является английский священник и экономист Томаса Роберта Мальтуса (1766-1834), развивший данную теорию в труде «Очерк о законе народонаселения». наше данное предположение обосновываем на двух уровнях: огромнейшая концентрация энергоносителей в странах ББВ и важное геостратегическое положение региона, с другой стороны Турция  дают нам возможность предположить одним из основных причин реализации проекта ББВ является неомальтузианство.

Другим возможным обоснованием реализации проекта ББВ может быть решение проблем собственной идентичности. В контексте распространения собственной идентичности примечательными представляются слова С.Хантингтона, который пишет: «В конце девятнадцатого столетия Америка обрела статус мировой державы. Это обернулось двумя противоречащими друг другу последствиями. Превратившись сама в «оплот могущества», Америка, с одной стороны, больше не могла игнорировать «политику силы». Сохранение статуса и обеспечение национальной безопасности требовали известной заносчивости и высокомерия на дипломатических фронтах, чего Америка пока проявлять не умела. С другой стороны, у Америки как у великой державы появились дополнительные возможности по пропагандированию моральных принципов, на которых строилось американское общество и которые было достаточно трудно распространять по причине недавней слабости страны и ее изолированного положения. Таким образом, соотношение морализма и «реализма» сделалось ключевым моментом американской внешней политики уже в следующем столетии, когда американцы, повторяя слова Макдугала, переопределили свою страну из земли обетованной в королевство крестоносцев» [12, с.134-135]. Однако, многие исследователи полагают, что программы по демократизации и либерализации ширма для США и его союзников для распространения собственной идентичности и укрепления геополитических позиций. Так, Э.Гарднер пишет: «Проект «Большой Ближний Восток» преследует целью скорее достижение свободы для капитала, чем свободу людей» [13].

Также объяснением выдвижения проекта ББВ и политики его продвижения в контексте борьбы с международным терроризмом может служить потребность в заполнении «вакуума идентичности». С.Хантингтон пишет: «На США утрата внешнего врага оказала иное воздействие. Тем не менее распад СССР создал проблемы для американской идентичности… Как выразился Джон Апдайк: «Теперь, когда «холодная война» окончена, какой смысл быть американцем?» [12, с.407]. Из сказанного следует, что в США сегодня наблюдается «кризис внешнего врага» и борьба с терроризмом и диктаторскими режимами, демократизация и либерализация, борьба за свободу для народов, находящихся «под диктаторским режимом» (Ирак, Ливия, Сирия и т.д.) является своеобразной попыткой заполнить «вакуум идентичности». В данной связи С.Хантингтон пишет: “Когда 11 сентября 2001 года Усама Бен Ладен атаковал Нью-Йорк и Вашингтон и погубил несколько тысяч человек, он, сам того не желая, сделал еще две вещи. Во-первых, он заполнил вакуум, образовавшийся с исчезновением, благодаря Горбачеву, СССР – главного врага Америки, а во-вторых, подчеркнул идентичность американцев как христианской нации” [12, с.559]. Таким образом получается, что посредством борьбы против международного терроризма, борьбы с «диктаторскими режимами» и «радикальным исламом» на территории ББВ, американские власти обеспечивают единство собственной нации. Очевидно, что ББВ не является просто проектом, преследующим сугубо гуманитарные цели, ее значение не ограничено также геостратегическим и геоэкономическим значением. Проект, среди прочего, удержание гегемонии США в 21в.

Российская сторона действует по другому сценарию. В основном, включение в свою орбиту влияния происходит посредством установления доверительных отношений с властной элитой, «газовой дипломатии», предоставления выгодных кредитов и гарантий по обеспечению безопасности. Сказанное можно наблюдать, в частности, в последних развитиях в отношении Республики Армения и Украины, которые накануне Саммита в Вильнюсе отказались от подписания Соглашения об Ассоциации с ЕС. Более того, Республики Армения со 2-го января 2015г. стала полноправным членом ЕАЭС. Однако инструменты мягкой силы не применяются со стороны РФ (в частности, по примеру тех же Республики Армения и Украины) в необходимой мере, что создает определенную шаткость положения и может привести к непредсказуемым результатам (пример «Евромайдана» после отказа президента Украины В.Януковича подписать Соглашение об Ассоциации с ЕС. Дальнейшая эскалация конфликта привела, фактически, к гражданской войне на Юго-Востоке этой страны). Тем не менее, включение стран постсоветского пространства в орбиту влияния РФ сегодня необходимо, исходя из множества факторов. В данном контексте примечательными представляются слова З.Бжезинского о том, что без Украины Россия является просто страной, а с Украиной она – империя [14, с.92]. Вместе с этим, З.Бжезинский не верит в успех Евразийского проекта. В интервью «Украинской правде» (16.01.2014) он сказал: «Перспективы России во главе Евразийского союза — это фикция. И этот союз распадется — по экономическим, социальным и персональным причинам. В результате, он лишь приведет к нарастающей неготовности России встретить рост влияния Китая в Центральной Азии. Поэтому в долгосрочной перспективе российским интересом является движение в направлении того, чтобы стать частью Европы… С точки зрения исторической перспективы, гораздо разумнее смотреть на последние события на Украине как на начало длительного процесса, который приведет не только к возможному расширению Европы за счет включения в нее Украины, но и за счет включения в нее России» [15]. Фактически, по мнению З.Бжезинского, Украина может и должна стать своеобразным мостом для сближения Европы в лице ЕС и России. Однако здесь вопросов больше, чем ответов: готов ли ЕС включить Россию в свой состав, захочет ли Россия, которая территориально во много раз превышает ЕС и обл;адает обширными природными богатствами, а в цивилизационном смысле, по крайней мере, ей не уступает, подчиняться указам из Брюсселя. Другим немаловажным вопросом является проблема разных идентичностей. Вместе с этим важным является отношение США к подобному сближению. Несмотря на это, на наш взгляд, включение Украины в состав ЕС на данном этапе не сблизит позиции ЕС и РФ, также как и не сблизились их позиции при вступлении некоторых стран бывшего СССР и ОВД в ЕС и НАТО. Ярким подтвержением нашим слов является Украинский кризис. Таким образом, сегодня РФ жизненно необходимо включение Украины в орбиту своего влияния для восстановления утраченного могущества. Одновременно, включение Южного Кавказа и Средней Азии в собственную сферу влияния также необходимо, исходя как из геостратегических соображений, так и геоэкономических. А эффективная реализация ББВ на Южном Кавказе и в Средней Азии, может нанести серьезный урон по довольно сильным энергетическим позициям РФ как в Азии, так и в Европе, поскольку сформируются необходимые условия для крупномасштабного экспорта энергоносителей из стран Центральной Азии в обход РФ. При этом важно подчеркнуть, что в отличие от США, РФ не проводит политику жесткого насаждения собственной идентичности. В данном контексте, формирование ЕвС представляет собой хорошую возможность для создания альтернативного Западному идеологического полюса. Ф.Закария  пишет, что реальный вызов, с которым предстоит столкнуться в будущем, — это не абстракт­ный вызов взглядов, а действительный вызов различных географий, историй, интересов и возможностей [16, с.86]. ЕвС может выступить именно тем инструментом, который позволит обеспечить реализацию данной задачи. Особую актуальность данная позиция принимает в свете Движения за альтернативную глобализацию (ДАГ). “Сторонники альтернативной глобализации, отвергая нынешний ее ход, выступают против господства неолиберализма и за сохранение этнокультурной, национальной, социальной самобытности своих сообществ (communitarians): наций, стран, а также людей” [17]. Такая постановка вопроса актуальна сразу в нескольких измерениях. В частности, вокруг идеи евразийства возможным станет консолидировать все государства, стремящиеся противостоять глобализации в планетарном масштабе, принимая ее в качестве угрозы национальным интересам государства. Также данная конструкция может представить собой объединяющий фактор для Европы, стремящейся выйти из-под опеки США. Вместе с тем не секрет, что Азия также нуждается в сохранении собственных ценностей и недопущении потери собственного “Я”. Говоря о сегодняшней действительности, можно сделать вывод, что успешное становление ЕвС может создать альтернативный культурный полюс Западным ценностям. С другой стороны, принимая масштабный обхват евразийского проекта, даже в случае распространения его только на постсоветское пространство, в рамках Союза должен быть обеспечен надлежащий уровень отношения к национально-культурной идентичности каждой отдельной нации и государства, обеспечивающий не подмену понятиями, а именно, глобализации евразийством, а возможность свободного развития для каждой культурной единицы. Предполагается, что план В.Путина по возрождению ЕвС может стать своеобразной формой ДАГ, которая позволит на региональном уровне модернизировать политэкономическую составляющую государства с учетом обеспечения многовекторной национальной безопасности. Таким образом, можно сделать вывод, что посредством проектов «Евразийский Союз» и «Большой Ближний Восток» РФ и США соответственно решают широкий спектр проблем по эволюционной модернизации идентичности своего “Я”, адаптации к новым геополитическим реалиям, трансформируя геоэкономические и национальные интересы, что и послужит многовекторному обеспечению наци­ональ­ной безопасности. Вместе с этим, данные проекты, будучи реализуемыми с учетом политической этики и идей гуманизма, могут стать серьезным стимулом для преодоления неомальтузианства, а также способствовать системному развитию и модернизации формирующегося нового миропорядка как децентрализованной системы, основанной на эффективном функционировании законов синархии.

Список использованной литературы:

  1. U.S. Working Paper For G-8 Sherpas, Al-Hayat 2004/02/13
  2. Esra Hatipoglu, The European union`s role in the Greater Middle East, http://www.fscpo.unict.it/EuroMed/EDRC5/euusamed01.pdf
  3. Osman Nuri Özalp, Where is the Middle East? The Definition and Classification Problem of the Middle East as a Regional Subsystem in International Relations, Turkish Journal of Politics Vol. 2 No. 2 Winter 2011
  4. Robert Harkavy, “Strategic Geography and the Greater Middle East,” Naval War College Review, LIV NO. 4, Autumn, 2001
  5. Георгій Почепцов, Информационно-коммуникативные технологии в развитии цивилизации, http://www.ji-magazine.lviv.ua/anons2014/Pochepcov_Inform-komunikatyvn_technolog.htm
  6. Energy Information Agency, Internatioanl Energy Outlook, Washington, May 2003, DOE/EIA-0484
  7. Новейший философский словарь, http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Philos/fil_dict/247.php
  8. Савицкий П.Н.Географические и геополитические основы евразийства, http://gumilevica.kulichki.net/SPN/spn05.htm
  9. Л.Гумилев, Ритмы Евразии. Эпохи и цивилизации. http://royallib.ru/read/gumilyov_lev/ritmi_evrazii_epohi_i_tsivilizatsii.html#24772
  10. Трубецкой Н. C. Европа и человечество, 1920 г., http://gumilevica.kulichki.net/TNS/tns03.htm
  11. В.В.Путин, Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня, 03.10.2011, http://izvestia.ru/news/502761
  12. Хантингтон С. Кто мы?: Вызовы американской национальной идентичности / С. Хантингтон; Пер. с англ. А. Башкирова. — М.: ООО «Издательство ACT»: ООО «Транзиткнига», 2004
  13. EDDIE J. GIRDNER, THE GREATER MİDDLE EAST INITIATIVE: REGİME CHANGE, NEOLIBERALISM AND US GLOBAL HEGEMONY, http://dergiler.ankara.edu.tr/dergiler/44/677/8621.pdf
  14. Z.Brzezinski, The Grand Chessboard: American Primacy and Its Geostrategic Imperatives, 1997
  15. Збигнев Бжезинский: Янукович понял, что у него нет шансов на честных выборах. Поэтому ушел под зонтик Путина («Украiнська правда»), 17.01.2014, http://inosmi.ru/sngbaltia/20140117/216618032.html
  16. F.Zakaria, The Post-American World, New York and London: W. W. Norton & Company, 2008
  17. К.Челлини, Проблема глобализации в международных отношениях, “Вестник Европы”, №6, 2002г., http://magazines.russ.ru/vestnik/2002/6/chelll.html

Статья написана в соавторстве с к.пол.н. Р.Эламиряном

Реклама
Categories: Համատեղությամբ գրված հոդվածներ, Ռուսերեն հոդվածներ, Քաղաքագիտական հոդված | Оставьте комментарий

Навигация по записям

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: